Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: бастиан (список заголовков)
20:20 

Эпизод 257 [Харфиэль и Бастиан]

[Seemann]
В последний раз психология!
«Он помнил всё в мельчайших подробностях, и прошлое по-прежнему было для него живее и прекраснее настоящего. Какая магия порождала столь совершенные копии прошедшей жизни? Ответ был очевиден: ход времени превращает набросок реальности в законченное произведение, человек создает полотно своей жизни вслепую, наугад, и может увидеть картину целиком, лишь отдалившись от неё на несколько шагов».
Каждые две минуты в Новом Орлеане приземляются самолёты. Люди летят сюда либо играть, либо отдыхать. Они пьют по-чёрному, делают ставки, изменяют своим супругам, и лишь немногие из всей этой кучи прилетают в крупнейший город штата Луизиана для того, что бы действительно только поработать.
В начале девятого, одетый в серый фланелевый костюм, Бастиан спустился на первый этаж отеля «Хаятт» и спустя пару секунд уже вступил на территорию ресторана. Его сразу поразило большое число молодых англичан, вкрапленных в толпу; все они были безукоризненно одеты, у всех был немножко голодный вид, и все сосредоточенно и негромко убеждали в чем-то солидных, изучающий благополучие американцев. Мужчина тут же решил, что они что-то продают — ценные бумаги, или страховые полисы, или автомобили. Как видно, близость больших и легких денег болезненно дразнила их аппетит, создавая уверенность, что стоит сказать нужное слово нужным тоном, и эти деньги уже у них в кармане. Кто пользуется в Америке действительно большой, всенародной славой? Люди, которые делают деньги, или люди, при помощи которых делает деньги кто-то другой. Исключений из этого правила нет. Деньги! Это — Америка, и ты либо дуришь сам, либо дурят тебя!
Пройдя через что-то вроде холла, Бастиан попал в просторное пространство, едва закреплённое в стенах высокими окнами справа и слева. Мужчина занял забронированный им ещё со вчерашнего вечера столик и, заказав ужин, наконец-то расслабился.
Вероятно, Бастиан вскоре вернулся бы в номер, но тут он увидел забавную пару у барной зоны: мужчине за сорок, с лёгкой проседью в волосах и видимо изрядно хватившему за ужином вдруг захотелось внимания молодой особы, сидевшей рядом. Этот подвыпивший человек принадлежал к многочисленному классу американцев, которые каждое лето путешествуют по Европе и посмеиваются, чувствуя одновременно тоску и умиление над привычками, традициями и образом жизни других стран, потому что своих привычек, традиций и образа жизни их страна не выработала. А вот девушка, казалось, не входила в их число. Общество назойливого собеседника, мягко говоря, доставляло ей неудобство, так что недолго думая она взялась утверждать ему, что пришла сюда не одна. Вскоре, глянув на часы, молодая особа повернулась лицом к столикам и буквально через пару секунд остановила свой взгляд на Бастиане:
- …Вот. Смотрите. Вон там сидит. Мой друг. – девушка элегантно и как ни в чём небывало освободила место у бара и преодолев расстояние всего в пять-семь метров присела напротив прибывавшего в некотором замешательстве Швигера.
- Не побудите моим парнем? Всего минуту. Вы же не серийный убийца? Верно? – произнесла незнакомка, заглядывая Бастиану в глаза с таким видом, будто у неё никогда не было более горячего желания, чем его увидеть. Видимо она умела так смотреть.
- Ну, это зависит от того, сколько нужно убить, что бы стать серийным. – мужчина оторвался от своего ужина и вопросительно посмотрел на девушку. Да, она была явно не из Штатов. В ней не было той удивительной свободы движения, которая так характерна для американцев; должно быть, они обязаны ею отсутствию тяжелого физического труда в юности, и еще больше — неопределенной грации их нервных, судорожных спортивных игр. Ничто не нарушало обычную сдержанность манер блондинки.


@темы: Харфиэль, Ролевая игра, Новый Орлеан, Земля, Бастиан, [Seemann]

17:37 

Эпизод 251 | Закон девяток | Роза, Ниро, Бастиан, Йозран

NPC-master
Воображение — самый высокий воздушный змей, который может запустить человек. (с)

Мир и процветание никогда не возникали из неоткуда. Они всегда строились на чем-то, имели прочный фундамент, иногда даже благодаря смертям или непосильному труду. Всегда было так и всегда будет. Возводились они умными, часто жестокими и принципиальными, людьми, не всегда честной игрой. Но на пустом месте, увы, нет, как бы того не хотел человек. Трудись, человекообразная форма жизни, трудись и, возможно, останешься жив и здоров, вероятно даже счастлив.
А основа мира - есть порядок. Что может быть лучше этого? Разве что спокойная жизнь, внутренняя гармония и свет. И, конечно, награда и слава, что скрываются за любыми подвигами. Для большинства разумных существ вполне обычно желание прославить свое имя, заручиться поддержкой высших сил и, зарывшись как дракон в горе, охранять свое, полученное в ратных делах, богатство. Идеально было бы еще свою башню построить, и пусть селяне приносят девственниц, чтобы на их деревню не нападал дракон этот недоделанный. Только вот в Галиорне, где порядком сейчас слабенько попахивало, драконы девственниц не ели, да и вообще считались самой спокойной и разумной, в некоторых кругах, расой. Они никогда не вели воин, хранили себе спокойно знания, накопленные тысячелетиями, и не высовывались. В то время как остальные постоянно друг с другом враждовали и пытались сжечь на костре «неверных», «отступников» и «еретиков». И кто тут дикие звери? Делаем выводы, господа, делаем выводы.
А вот Земля уже давным-давно пережила времена, когда прекрасные рыцари в доспехах (или не очень, если подробнее вспомнить историю) разъезжали на конях и женились на принцессах. Кстати, по современным канонам, эти самые дамы не особо и прекрасные, но люди любят приукрасить действительность. Принять желаемое за реальное, так сказать. Так, о чем это мы? Ах да, Землю можно назвать довольно развитой планетой. Технологии шагают далеко вперед, а человечество развивается вместе с ними. Города растут, население увеличивается. Очень-очень, даже слишком, увеличивается. Вейрон, естественно, город далеко не маленький, довольно современный, но притом отсутствием зелени он не страдает.
В день, когда в городе собрались особенно чувствительные к магии существа, стояла просто прекрасная погода. Воздух был особенно чистым, на небе было ни облачка, но невероятная жара, от которой плавились даже мозги, не давала никому покоя. Люди старались не выходить на улицы, отсиживаясь дома поближе к вентиляторам и кондиционерам, чтобы не получить солнечный удар. Хотя, некоторые нашли спасание в прохладных бассейнах, а особенно рискованные ходили по городу в минимуме одежды, ибо жара была невероятная.
Именно в такое время в Вейроне собрался мощный сгусток/комок энергии, отдаленно напоминающий портал. Разило от него, определенно, светлой или нейтральной магией. Определить конкретно было сложно, но трех существ, оказавшихся поблизости, с невероятной силой потянуло к нему. В их головах закрепилась абсолютная пустота, а тело двигалось само по себе, желая лишь одного - коснуться неизведанной магии. Причем желание было настолько сильно, что сопротивляться ему просто не хотелось. Отовсюду веяло чем-то, приятным и будоражащим кровь, как перед славной битвой. Просто не было сил противиться.
Стоило им приблизиться - сгусток вспыхнул ярким белым светом, плавно вскоре перетекшим в алый, и быстро начал преобразовываться в большую воронку. Любопытные и очухаться не успели, как их затянуло туда, а тело обволокло чем-то вроде кокона, сжимая в силки и не позволяя дышать. Слава всем Богам, но продолжалось подобное недолго. Совсем вскоре героев вытолкнуло на землю, хотя посадка не была мягкой, скорее уж наоборот. Голова слегка кружилась, но и этот побочный эффект вскоре сошел на нет.
Итак, что же увидела перед собой наша разношерстная компания? Необъятное небо, тяжелые тучи и ненормально большое и яркое солнце, горы, огромной величины каменные статуи, скорее всего очень древние, быстрая река...и три дороги. Да-да, ровно три дороги.
Одна была устелена зеленой травой, цветами и вела она куда-то в сторону возвышающейся башни, до которой идти, по виду, крайне далеко. Вторая предлагала путь через полуразрушенный, но еще, возможно, крепкий мост. Где-то вдали виднелись те самые статуи и водопад. Оттуда исходила странная и явно нечистая энергия. А не опасно ли там? А третья, о третья...она вообще очень слабо была похожа на дорогу, скорее узкая тропка через не очень приятный пейзаж. Давно покинутые живыми руины ждали героев за поворотом, а оттуда, вот же задачка, слышался слабый вой. Холодный, мертвый и жалобный. Какой же путь выбрать?

@темы: Роза Воландовна, Ниро, Квесты, Квест "Закон девяток", Йозран, Бастиан

22:02 

Эпизод 249

[Seemann]
В последний раз психология!
«К убийствам привыкаешь. Никто не утверждает, будто убийство — единственное, к чему привыкаешь. Это было бы наверное и даже глупо. Привыкаешь чистить зубы. Принимать ванну. Изменять. Ходить в кино. Даже жить, если человек согласен на унылую жизнь. Но к убийству привыкаешь основательно».
Ветер утих, ночь сияла, полная звуков, — хлопали птичьи крылья в листве деревьев, где-то вдали шла поздняя электричка, а шум проходящих мимо машин нагло напоминал тебе о том, что ты на улице ещё не один. Мимо черным силуэтом в голубизне прокралась кошка, не останавливаясь на полпути, Бастиан повернул голову ей вслед и вдруг увидел, что он действительно не один — справа шагах в пятидесяти, отделившись от густой тени многоэтажного строения, стоял человек и, заложив руки в карманы, смотрел на серебряные перчинки звезд.
Бастиану вдруг захотелось его окликнуть, но этого он так и не сделал, потому что незнакомец вдруг ясно показал, насколько неуместно было бы нарушить его одиночество: он шагнул на территорию расположенной справа от него стоянки. Несмотря на расстояние между ними, Швигеру показалось, что он ужасно торопиться. Окинув взглядом чуть ли не все припаркованные машины, человек задвинул за собой ворота и в следящую же пару секунд сунул между решёток предмет, похожий на кусок железной трубы. Видимо последнее должно было послужить засовом. Бастиан посмотрел по направлению его взгляда, но ничего странного так и не увидел. Он оглянулся по сторонам, а когда вновь устремил свой взор в сторону человека, тот уже исчез. В неспокойной темноте демон остался один.
Немец изрядно хватил за ужином, и теперь ему вдруг вздумалось проследовать за торопливым незнакомцем. В мгновение он позабыл о своём друге, к которому вот уже около получаса добирался пешком. Следуя за человеком, он перебрался через дорогу, и шагов десять прошёл в сторону стоянки. Кирпичные строения, вытянувшиеся в ряд слева, ограждённая автомобильная парковка справа, - мужчина попал на этакую Главную улицу в миниатюре, которая, казалось, никуда не вела и не пересекалась. В одном здании было торговое помещение, которое сейчас пустовало, в другом – ресторанчик, открытый круглые сутки, третье занимал гараж с вывеской: «Автомобили. Покупка, продажа и ремонт»…
На территории парковки вдруг послышался глухой стук каблуков, и через полуминуту женская фигура припала к железной решётке ворот. Остановившийся в сорока шагах немец не привлёк к себе её внимание. Стоя в тени, он остался незамеченным. Лица девушки не было видно, но от всего её существа так и веяло энергией жизни, словно в каждой жилочке тлел готовый вспыхнуть огонь. Женская фигура нервно схватилась за железную трубу, мешавшую открыть ворота, и, видимо, изо всех сил попыталась сдвинуть проклятый «засов» с места. Безуспешно.
- Чёрт! Нет... Откройте ворота! – ещё одна попытка и опять напрасно. – Дерьмо. Чёрт. – перейдя с крика на более спокойные тона, женская фигура облегчённо вздохнула. – Нет. Мать твою… - девушка развернулась в обратную сторону и уже совершенно спокойно направилась вглубь ограждённой территории.
Бастиан не спеша подошёл к закрытому входу. Сквозь вертикальную решётку легко просматривалась вся стоянка. Делая небольшие шаги, женская фигура как нив чём не было направлялась вглубь. В десяти шагах от немца глухой звук каблуков вдруг сменился пронизывающим криком. В ту же секунду изящное женское тело упало на влажный асфальт. Держась за правую ножку, девушка делает попытки отползти от белого «форда», из-под которого выбирается уже знакомый Швигеру человек. Блеснувший в белом свете фонаря нож, заставил женскую фигуру дрожать и теперь уже в истерике, сквозь слёзы просить пощады.
Незнакомец приближался, женская фигура четно пыталась отползти, боясь даже взглянуть на убийцу, а ведь позади, за воротами она бы увидела Бастиана, того, кто вполне мог помочь ей, мог, но почему-то не спешил с этим. Немец просто стоял. Его, кажется, устраивала роль случайного зрителя. Впрочем, причин для бездействия было куда больше…

@темы: [Seemann], Бастиан, ВНИМАНИЕ: свободное вступление, Вейрон, Ролевая игра

13:56 

Эпизод 231

[Seemann]
В последний раз психология!


«Каждый год в тебе что-то умирает, когда с деревьев опадают листья, а их голые ветки беззащитно качаются на ветру в холодном зимнем свете. Но ты знаешь, что весна обязательно придёт, так же как ты уверен, замёрзшая река снова освободится ото льда. Но когда холодные дожди лили не переставая и убивали весну, казалось будто ни за что загублена молодая жизнь. Впрочем, в те дни весна в конце концов всегда наступала, но было страшно, что она могла и не прийти...»
... Смутная, беспокойная тоска трех долгих весенних месяцев как-то улеглась. На завершающей неделе она перегорела — вспыхнула, взорвалась и рассыпалась в прах. Он без сожалений развернулся лицом к безграничным возможностям лета.
Весна подмигнула Бастиану прозрачным стеклянным глазком и совратила его с пути. Он только что поужинал в своем излюбленном ресторанчике и возвращался домой, но вот тут и увяз в путах проказницы весны. Это значит, если сказать попросту, что он свернул направо по Двадцать шестой улице, благополучно перебрался через дорогу и углубился в аллею зеленеющего парка.
В мягком воздухе и нежном убранстве маленького «зелёного уголка» чувствовалось нечто идиллическое; темнело. Резче смотрелись, точно посиневшие, силуэты старых деревьев. Парк замирал, становилось молчаливее. Но полная тишина не наступала и с сумерками. Бледно-голубое озеро, которое в течение дня отливало фисташково-зелёным, а потом приняло все оттенки бирюзового, раскинулось, словно это навсегда, словно так будет продолжаться целую вечность. Это было в невесомый, легчайший, утренний час, - сейчас же сгустились сумерки, и всё стало серым, как Хузум.
Среди всей гаммы зеленеющих деревьев был только один натуральный, беспримесный зеленый цвет — свежая краска садовых скамеек, нечто среднее между маринованным огурчиком и прошлогодним дождевым плащом, который пленял покупателей своей иссиня-черной блестящей поверхностью и маркой «нелиняющий».
Однако на городской взгляд Бастиана пейзаж представлял собою истинный шедевр.
А теперь, принадлежите ли вы к категории опрометчивых безумцев или нерешительных ангельских натур, вам придется последовать за мной и заглянуть на минутку в душу мужчины.
Душа Бастиана пребывала в счастливом, безмятежном покое.
В ушах его ещё звучала задорная мелодия чудесной песенки, которую его прелестная дочурка спела ему сегодня утром, перед тем как он ушел из дому. Она последнее время страшно увлекалась пением и занималась им очень прилежно, с раннего утра. Когда он поздравил её, сказав, что она сделала большие успехи, она бросилась ему на шею и чуть не задушила его в объятиях от радости, что он её похвалил. Но, помимо всего прочего, он ощущал также и благотворное действие живительного лекарства опытной сиделки Весны, которое она дала ему, тихонько проходя по палатам выздоравливающего города.
Шествуя не торопясь между рядами скамеек, Бастиан почувствовал вдруг, как кто-то схватил его за рукав. Полагая, что к нему пристал какой-нибудь попрошайка, он повернул к нему холодное, ничего не обещающее лицо и увидел, что его держит за рукав…

@темы: Бастиан, [Seemann], Ролевая игра, Вейрон, ВНИМАНИЕ: свободное вступление

22:07 

Эпизод 214

[Seemann]
В последний раз психология!
Удивительно, до чего жизнь людей похожа на их машины. У одних жизнь без дополнительных функций, которая только едет, да и то не очень быстро, временами буксует и часто нуждается в починке; это жизнь плохонькая, маломощная, без всякой защиты на случай аварии. Зато у других жизнь имеет массу наворотов: она укомплектована деньгами, любовью, красотой, друзьями, успехом точно так же, как их машины оснащены подушками безопасности, противоблокировочной системой, кожаными сиденьями, гидроусилителем руля, кондиционером и двигателем с шестнадцатью клапанами.
Ну а как описываются машины в рекламных проспектах? «Волнующие», «эффектные», «изящные», «грациозные», «обтекаемой формы». Прямо не знаешь, куда их вести – в гараж или в номер мотеля. А ведь согласитесь, внешний вид вашего «железного коня» немало важен, будь вы хоть мужчина хоть женщина. Да, красота и вправду сила, но только если ты умеешь ею пользоваться!
Машины уже воспринимаются не только как любимые игрушки, они стали полноправными членами семьи. Грустная шутка из рекламы «опеля» лучше всего иллюстрирует этот парадокс. За рулём сидит улыбающийся мужчина лет тридцати пяти в коричневом вельветовом костюме, наискосок от него, на детском сиденьице, — ребёнок, его сын.
— Пап, ты бы променял меня на машину? — спрашивает мальчик.
— Нет, Филипп. То есть Оливер. То есть как там тебя... Михаэль!
А что вы хотели? Только автомобили при расставании не забирают половину вещейXD Но из всех творений рук человеческих, пожалуй, именно они больше всего похожи на живое существо.
читать дальше

@темы: [Seemann], Бастиан, ВНИМАНИЕ: свободное вступление, Вейрон, Земля, Ролевая игра

16:17 

Эпизод 213 [Розетти и Бастиан]

[Seemann]
В последний раз психология!
В самой жизни кроется смерть, именно это придает ей неповторимую и мимолетную прелесть. Наверное, цветы так хороши, потому что их век короток. Представляете, если бы их высекали из камня и мы были бы обречены любоваться ими вечно?! (с)

Стрелки настенных часов указывали на половину четвёртого, когда входная дверь в квартиру почти неслышно отворилась. Появившийся на пороге Бастиан в совершенном недоумении от увиденного перед собой застыл и, кажется, не решался сделать и шага в глубь помещения.
По-видимому, совсем недавно сюда была доставлена целая оранжерея вместе с комплектом сосудов для её размещения. Искристый аромат нарциссов, нежный, едва уловимый шоколадный запах белых, розовых, нежно-желтых, лиловых орхидей, пенное благоухание олеандр и лилий, бледно-золотой запах пионов… – казалось, свежие цветы пестрели абсолютно везде. А мужчина категорически не вписывался в «картинку»: в чёрном фланелевом костюме, белой сорочке и бардовом галстуке. Он был бледен, под глазами темнели следы бессонной ночи.
- Ну как, всё в порядке? – невинно спросила выглянувшая из кухни рыжеволосая Дагмар.
- Если ты о цветах, так цветы просто замечательные. – растерянно ответил Швигер. Он посмотрел было в сторону девушки, но, судя по выражению его лица, вряд ли кого-нибудь там увидел.
- Какие цветы? Ах, цветы! – звонко рассмеялась она. – Да, прелестны, - похвалила с видом человека, которого неотложные дела призывают в другое место. – Обещали, что к четырём часам дождь прекратится. – Дагмар ещё постояла, надеясь, что завяжется разговор, однако Бастиан, занятый своими мыслями, не расположен был разговаривать, и она неохотно вернулась на кухню.
Утро сегодня было жарким и душным, но вот вскоре небо затянули большие плотные серые тучи, пряча за собой лучи солнца. Погода начала портиться, усилился ветер и вот хлынул дождь. К половине четвёртого он превратился в туман, сырой и холодный, в котором, точно роса, плавали тяжёлые, редкие капли.
Прохладный свежий ветерок слегка покачивал лепестки цветов, разнося их тончайший запах по комнате; в верхнем этаже квартиры, видимо, были открыты все окна.
Честно говоря, что здесь вообще происходит, немец так и не мог понять. Хлопнув дверью, он мигом взбежал по лестнице на второй этаж. Что ж, не ошибся – двери в комнаты и окна на террасе были не то что бы открыты, а просто распахнуты настежь. Лишь одна спальня Бастиана осталась нетронута.
- Не ходи туда. Она спит. – впереди демона, на ветреной террасе показалась Ориккайнен. Прядка её волос лежала у неё на щеке, точно мазок какой-то краски, капли дождя блестели на руке, которой она опиралась на стену. Журчание её голоса в шум дождя, было как бодрящий эликсир. Бастиан сперва вобрал слухом только мелодию фразы, её движение вверх и вниз – потом уже до него дошли слова.
- Розетти, что здесь происходит? Почему с самого утра мне на телефон приходят оповещения о снятии денежных средств с моего банковского счёта? – лицо его в тот час приняло серьёзное выражение. Светлые брови сдвинулись, а недовольный взгляд устремился всецело на блондиночку.

@темы: [Seemann], Бастиан, Земля, Кёльн, Розетти, Ролевая игра

21:29 

Эпизод 202

[Seemann]
В последний раз психология!

Вам всем знакома щемящая грусть, которая охватывает нас при воспоминании о временах счастья. Как невозвратны они, и как немилосердно мы разлучены с ними, словно это было не с нами. И картины заманчивей проступают в отблеске; мы мысленно воскрешаем их, как тело умершей возлюбленной, которое покоится глубоко в земле и, подобно более возвышенному и духовному великолепию пустынного миража, заставляет нас содрогнуться. И в своих взыскующих грёзах мы снова и снова ощупью перебираем каждую подробность, каждую складку минувшего. Тогда нам начинает казаться, будто мы не до самого края наполнили меру жизни и любви, однако никакое раскаяние уже не возвратит нам упущенного.
А ещё слаще становится воспоминание о наших лунных и солнечных годах, когда они внезапно заканчивались ужасом.
«Да, страшен был Нюрнберг в 1946 году – поверженный, голодный, опозоренный. Над дверями приличных баров висели объявления: «Немцам вход воспрещен». На смену победным радиофанфарам Геббельса пришли ветхие шарманки, напевавшие старое, памятное еще со времен кайзера Вильгельма:
Мое дитя, ты не свихнись,
Где больше спятивших –
Туда стремись…

Бравые сержанты армии США торговали на рынках пенициллином, безногие калеки в мундирах вермахта предлагали авторучки «Паркер». Чашка кофе стала праздником, а жевательная резинка – развлечением. По указанию Эйзенхауэра немцы получали продуктовые карточки в том случае, если могли предъявить использованный билет на просмотр документального фильма о зверствах нацистов в концлагерях. Американцы гоняли немцев смотреть раскопанные рвы, в которых догнивали трупы замученных, а немцы говорили, что «они ничего не знали». Это бесило американцев:
– Хватит трепаться, будто вы не знали того, что у вас под носом творилось! Почему же мы, жившие за тысячи миль от Германии, были извещены обо всех ужасах в вашей стране…»

Вот и отступает ночь, сменяясь предрассветными сумерками. Из сереющей темноты постепенно проступают неясные очертания окружающего мира – силуэты домов, деревьев. Небо на востоке светлеет. Вокруг царит сонная тишина. Дует легкий ветерок. Утренняя прохлада стелется над землей. Природа замирает, будто готовясь к чуду. Все четче становятся окружающие предметы, все дальше видно.
Кёнигштрассе, да и вообще весь старинный и такой прекрасный Нюрнберг всё ещё спали. Готические соборы, украшенные ажурной резьбой и витражами. Река Пегниц и мосты, Крепость Кайзербург и старинные городские укрепления, фонтаны и площади, улицы и парки – все спали.
Пожалуй, именно Нюрнберг навсегда врезался в память Бастиана не смотря ни на что. Где бы мужчина ни был, довоенные пейзажи города всюду «преследовали» его. Нюрнберг отпечатался у демона в памяти с фотографической точностью.
Бывают такие воспоминания, которые остаются с тобой навсегда. Вплоть до мельчайших подробностей. Мгновения, застывшие во времени. Их поток усиливался по мере того, как Бастиан встречал на своём пути давно знакомые и такие родные места. Иногда воспоминаниями оказывались слова, иногда образы, а иногда — мучительное ощущение, как дразнящий, знакомый запах, которому пока не подобрать формы и названия.
В полном одиночестве мужчина неспешно и размеренно шёл по Кёнигштрассе пока совершенно неуклюже не запнулся о небольшой выступ перед мостом. И хоть никакого вреда это не принесло, всё-таки оставить свои раздумья пришлось сразу же. Мысли разлетелись в стороны и только сейчас, услышав наконец-то чьи-то шаги позади, Бастиан понял, что не одному ему не спиться в столь ранний час…

@темы: [Seemann], Бастиан, ВНИМАНИЕ: свободное вступление, Земля, Нерина Анджело, Нюрнберг, Ролевая игра

01:19 

Эпизод 196 [Розетти и Бастиан]

[Seemann]
В последний раз психология!
Sahst du ein Glück vorübergehn,
Das nie sich wiederfindet,
Ist’s gut in einen Strom zu sehn,
Wo alles wogt und schwindet.
Стрелки наручных часов Бастиана показывали 20:30. На улице разбушевался ветер. Кёльн уже светился всеми огнями. Вечерняя электричка сквозь моросящий дождь и туман с шумом мчала по Гогенцоллернбрюке жителей города домой с работы. Наступал переломный час людского существования, и воздух был заряжен беспокойством.
Облокотившись на ограждения, Бастиан молча устремил свой взгляд в глубину ночного Рейна. Судя по резкому стуку женских шпилек, позади мужчины прошло две девушки:
— Ты слишком многого от него хочешь, — рискнула заметить одна из них — Нельзя вернуть прошлое.
Этот знакомый мелодичный голос сразу же заставил демона повернутся.
— Нельзя вернуть прошлое? — недоверчиво воскликнул Бастиан. — Почему нельзя? Можно! - он тревожно оглянулся по сторонам, как будто прошлое пряталось где-то здесь, в тишине Франкенплац, и чтобы его вернуть, достаточно было протянуть руку.
Девушки остановились и тут же повернулись к нему лицом. Да, мужчина не обознался, перед ним, под двумя цветными зонтами стояли его Розетти, а рядом с ней, уже мало что значащая для немца, её рыжеволосая подружка-стерва.
— Я могу устроить так, что все будет в точности, как было, — сказал Бастиан и решительно мотнул головой. — Ты сама увидишь. Хочешь этого?
Он пустился в воспоминания, напряженно ища в них что-то, может быть, какой-то образ себя самого, целиком растворившийся в любви к Розетти. Вся его жизнь пошла потом вкривь и вкось, но если бы вернуться к самому началу и медленно, шаг за шагом, снова пройти весь путь, может быть, удалось бы найти утраченное…
… Однажды вечером, много лет тому назад, — была осень, падали листья, — они бродили по Варшаве вдвоем и вышли на улицу, где деревьев не было и тротуар белел в лунном свете. Они остановились, повернувшись лицом друг к другу. Вечер был прохладный, полный того таинственного беспокойства, которое всегда чувствуется на переломе года. Освещенные окна как будто с тихим гулом выступали из сумрака, на небе среди звезд шла какая-то суета. Краешком глаза Бастиан увидел, что плиты тротуара вовсе не плиты, а перекладины лестницы, ведущей в тайник над верхушками деревьев, — он может взобраться туда по этой лестнице, если будет взбираться один, и там, приникнув к сосцам самой жизни, глотнуть ее чудотворного молока.
Белое лицо Розетти придвигалось все ближе, а сердце у него билось все сильней. Он знал: стоит ему поцеловать эту девушку, слить с ее тленным дыханием свои не умещающиеся в словах мечты, — и прощай навсегда божественная свобода полета мысли. И он медлил, еще прислушиваясь к звучанию камертона, задевшего звезду. Потом он поцеловал ее. От прикосновения его губ она расцвела для него как цветок, и воплощение совершилось.
В его воспоминаниях, даже в чудовищной сентиментальности всего этого, мелькало что-то неуловимое — обрывок ускользающего ритма, отдельные слова, которые он уже когда-то слышал.
Бастиан резко выпрямился и устремил свой взгляд целиком и полностью на Розетти в ожидании услышать её голосок, который особенно притягивал его своей переменчивой, лихорадочной теплотой. Бессмертная песнь звучала в этом голосе.

@темы: Ролевая игра, Розетти, Кёльн, Земля, Бастиан, [Seemann]

22:10 

Эпизод 192 [Бастиан/Марго/Санса]

[Seemann]
В последний раз психология!



Ему, рожденному при жизни Бисмарка и Мольтке, было суждено отмаршировать в рядах армии кайзера, рейхсвера генерала Секта и гитлеровского вермахта. Бастиан с нежной грустью вспоминал давно минувшую эпоху, «Вильгельм-цайт» с отзвучавшими вдали призывными звуками вальса:
— Германия жила иначе. По вечерам на улицах слышалась музыка, немцы были добрее и много танцевали. А какие вкусные ликеры привозили из Данцига! Тогда от самой Оперы до Бранденбургских ворот можно было гулять под липами…
Теперь — увы! — Унтер-ден-Линден казалась голой: Гитлер вырубил древние липы, посаженные еще при Гогенцоллернах, чтобы деревья не мешали его факельным манифестациям.
Бастиан всегда грустил, вспоминая эти берлинские липы.


«Берлин останется Берлином, пока цветут старинные деревья на Унтер-ден-Линден» – пела великая Марлен Дитрих. Ах, как приятно вновь наблюдать этот величественный вид, который открывается с моста в сторону «лип»; одно роскошное здание теснит здесь другое. Больше чем семьдесят лет прошло с того момента, как Бастиан в последний раз проходил по Дворцовому мосту через Шпрее. Тогда, увы, «Унтер-ден-Линден казалась голой», но теперь, теперь «Берлин был Берлином».
Пасмурная столица, давно окутанная сумерками, сегодня казалась особенно мрачной и серой. Что ж, и не удивительно, весной небо над Берлином никогда не отличалось особой голубизной и яркостью. Тучи. Тяжёлые серые тучи нависали над столицей в весенние деньки и уходили лишь с приходом лета.
И пусть вдоль Унтер-ден-Линден растут липы, пусть уже 220 лет стоят Бранденбургские ворота, хах, но понять того, по какой причине чуть ли не на каждом шагу выстроены мечети, Бастиан не мог. Политики дают понять мусульманам, что ислам может быть частью немецкой культуры. Но большинство немцев против этого. Мусульман в Германии слишком много. Однако, проблема возможно даже не столь в исламе, сколько в массовой иммиграции, по крайней мере, так считал Бастиан.
Уже около пяти минут демон стоял на Дворцовом мосту, облокотившись на ограждение и совершенно бессмысленно смотря на Бранденбургские ворота вдали, на символ всей Германии. В следующую же секунду, в полушаге от Бастиана, со своеобразным шлепком, упало что-то чёрное. Недолго мешкая, мужчина наклонился к вещице и поднял её с асфальтированного мостового покрытия. Хех, это был телефон, на сенсорном экране которого была открыта карта Берлина.
- И как, пока ещё не заблудились? – произнёс немец, протягивая вещицу в руки её законной владелицы, которая с явным нетерпением уже протягивала свои ручки навстречу.

@темы: Ролевая игра, Марго, Земля, Берлин, Бастиан, [Seemann], Санса Старк

22:03 

Эпизод 175 [Розетти и Бастиан]

[Seemann]
В последний раз психология!
***
Как отнеслись голландцы к нацистскому режиму? Пережив первое нервное напряжение, связанное с вторжением в страну гитлеровцев, голландцы успокоились. Голландское общество продолжало жить своей жизнью, даже политические партии (кроме коммунистической) не были запрещены. Гитлер считал голландцев родственным народом. Голландцев, норвежцев, датчан, фламандцев, как относящихся к «нордической расе», предполагалось фашизировать и германизировать. «Великое европейское хозяйственное пространство», унифицированное экономически, политически и расово, – такова была цель нацистов. Голландцы и под германской оккупацией продолжали общаться с немцами на общечеловеческом уровне, что означало «делать деньги вместе», «вместе учиться, работать, веселиться и влюбляться». То, что голландцы были вполне лояльны к немцам, видно даже по фото тех лет (1941-1943). Не удивлюсь, если многие искренне считали свою жизнь под немцами leuk.
Вплоть до начала Второй мировой войны в Дордрехте находились значительные части нидерландской армии. Но это мало помогло городу, когда в мае 1940 года здесь высадился немецкий десант. Город был быстро захвачен.
Бастиан Швигер аккуратно сложил в офицерский несессер бритву и посмотрел на себя в зеркало. Свое лицо ему сегодня понравилось: гладкое, мужественное, немного жесткое. Он долго выбирал галстук. Пожалуй, вот этот: хорошо, со вкусом и скромно. Зондерфюрер вдел запонки в гремящие от крахмала манжеты, еще раз взглянул на билет, присланный ему сегодня. Начало — в девять. Что ж, он еще успеет.
— Мефрау Кельц, — позвал он служанку, — будьте так любезны, вызовите мою машину из гаража…
Шведка, богатая вдова и убеждённая нацистка Канна Мунк давала сегодня на своей загородной вилле бал в честь именин своей дочери. Бастиан, повинуясь шведскому обычаю, вбросил свой подарок внутрь ее дома, не показываясь на глаза хозяйке, и появился перед ней уже с пустыми руками.
— Вы так очаровательны сегодня, — сказал он, наклоняясь, чтобы поцеловать тонкую руку богатой бездельницы. — И мне нравится, что браслет на вашей руке совсем такой, какой носят крестьянские девушки.
— А вы сегодня так разговорчивы, майор, — назвала его вдова по званию, которое он тщетно скрывал под своим фраком.
— О, мефрау! — развел Зондерфюрер руками. — Я всегда буду лишь инструментом, на котором вы так великолепно играете!..
Он решил не быть назойливым и скоро отошел к гостям. Большинство из них были его хорошими знакомыми.
читать дальше

@темы: [Seemann], Бастиан, Весна 1940 года, Вторая мировая война, Земля, Нидерланды (Дордрехт), Розетти, Ролевая игра

23:58 

Анкета Ба́стиана.

[Seemann]
В последний раз психология!
23:37 

lock Доступ к записи ограничен

Ray of bright sunshine
Быть, а не казаться.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

16:45 

Эпизод 130 [Розетти/Бастиан]

Ray of bright sunshine
Быть, а не казаться.

Время нельзя остановить, и не вернуть его назад.
За часом час, за ночью день, и за рассветом вновь закат.
А мы живём, а мы спешим, куда-то мы хотим успеть.
И словно птица над землёй хотим по воздуху лететь.
Но высоко взлететь нельзя, там можно крылья опалить.
Мы всё равно успеем все, зачем куда-то нам спешить.
Время нельзя вернуть назад всё то, что было позади.
И только память не даёт забыть прошедшие те дни.
Мы можем только вспоминать, воспоминаньем нет преград.
И в глубине души мечтать вернуть то прошлое назад.

Читать эпизод дальше


@темы: Розетти, Земля, Вейрон, Бастиан, [Seemann], Ролевая игра

23:07 

Эпизод 129

[Seemann]
В последний раз психология!
17:30. Ресторан «White Hall».
Нужно сказать, что это заведение уже на протяжении нескольких лет отличалось изысканным интерьером и высоким уровнем обслуживания. Роскошный зал ресторана — место, где царствует свет: огромные белые диваны, прекрасный подбор деталей декора и белый рояль посередине большого зала. Если вам больше по душе изящество и утонченность, то холодное сияние белоснежного цвета без сомнений поможет создать изысканно-богемную атмосферу вечера.
За окнами уже стемнело. На улицах Вейрона включили фонари, зажглись вывески магазинов. Огромные белые хлопья, неустанно падающие с неба, покрывали деревья, дома и тротуары новым слоем свежего снега. На дороге перед рестораном образовалась небольшая пробка. Раздавались резкие и в какой-то степени режущие звуки машинных клаксонов. Идя по тротуару можно было услышать весьма ласкательные словечки, которые то и дело вылетали из машин с опущенными стёклами.
Швигер сидел за столиком, который располагался практически подле рояля, так что в окно он особо-то смотреть и не мог, вот и приходилось то рассматривать обстановку, то поглядывать на весьма симпатичных официанток, круживших вокруг белоснежных столиком. Вдоволь налюбовавшись происходящим вокруг, Бастиан взглянул на наручные часы.
- 17:40. Договорились ведь на полшестого. – оглядевшись по сторонам и последив где-то полминуты за дверью главного входа, светловолосый решил подождать ещё немного, в конце концов, в городе сейчас были ужасные пробки.
На столе у Бастиана лежало раскрытое меню. Парень ещё раз пробежался по нему глазами, но опять же решил ничего не заказывать до прихода женщины. Сегодня он должен был встретиться с женой какого-то местного владельца сети магазинов парфюмерии. Даме наскучил дом, в котором она жила с мужем и двумя детьми, так что уговорила муженька приобрести ещё один участок земли. «У нас два ребёнка, а дом, в котором мы живём, подходит скорее для холостяка, чем для семейной пары. Старшему скоро в школу, до которой добираться будет не так уж и близко. Вот мы, - сделав акцент особенно на последнем слове. -…И решили переехать поближе к Вейрону. Всё же для детей так будет намного лучше. Школа, детский сад, да и больница недалеко…» - вот что-то вроде этого женщина говорила два дня назад Швигеру по телефону.
Бастиан должен был заняться проектом нового дома, для этой семейки.
Швигер хотел уж было опять взглянуть на часы, но экран лежавшего на столе телефона резко загорелся, раздался звонок. Это была она. Бастиан взял трубку. Разговор длился около двух минут, после чего парень собрался уходить. Сегодня никто не придёт.
За полчаса на улице ничего не изменилось. Разве что пробка стала длиннее, а недовольных водителей больше. Куда бы пойти? Домой. Куда же ещё?
Буквально в двух кварталах от ресторана столкнулось две машины. Теперь-то было понятно, откуда взялась пробка. Ох, как же хорошо, что сегодня демон решил прогуляться пешком и не стал добираться до ресторана на автомобиле.
Ещё три шага и поворот направо в небольшой переулок. Что ж, оставалось пройти всего лишь какие-то три квартала, и долгожданная квартира уже встречала бы Бастиана своим уютом и теплом…

@темы: Земля, Вейрон, Бастиан, [Seemann], Ролевая игра

03:18 

Доступ к записи ограничен

Ray of bright sunshine
Быть, а не казаться.
В соответствии с Федеральным законом РФ от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию" информация в данном ролевом эпизоде предназначена для лиц старше 18 лет.

20:09 

Эпизод 105 [Розетти и Бастиан]

Ray of bright sunshine
Быть, а не казаться.
Ресторан в центре Варшавы. 1940 г
Наружная стена заведения представляла собой сплошное окно, и Розетти, сидя за столиком, лениво наблюдала, как один за другим проходили мимо люди. Хах, в основном это были немцы. Начиная с осени 1939 их в городе было, наверное, даже больше чем самих поляков. Одетые с иголочки офицеры уже разгуливали в компании варшавских дам и лишь единицы были со своими жёнами. Что ж, здесь они ведь всё равно, что в командировке, а кто берёт с собой в командировку супругу?
На улице уже стемнело. Включили фонари. Вот кажется, пошёл снег. Да, только что-то совсем мелкий. Даже и не понятно было, то ли это действительно снегопад, то ли всё же ветер попросту сметал иней с крыш домов. Чёрный лакированный мерседес остановился у дома напротив. Миловидная, вся закутанная в меха немца выпорхнула из машины. Вслед за ней оттуда же вылез эсэсовец, в званиях Ориккайнен никогда не разбиралась, так что для неё это был просто человек с двумя «с» на воротниках. Супружеская пара направилась в тот же ресторан, где сейчас сидела Розетти. Хм, откуда финка это сразу поняла? Тут всё просто, через слегка распахнутую шубку немки просматривалось шикарное вечернее платье. Куда же так наряжаться, как не в лучший ресторан Варшавы?
- Кажется, всё утихло… - глядя на улицы через окно подумала Розетти. Утихло? Возможно, в какой-то степени это было и так, но Вторая Мировая только началась! Франко-германское перемирие ещё не было подписано, мир не видел, ставшей в дальнейшем знаменитой, фотографии Гитлера позирующего перед Эйфелевой башней, Англия ещё не спасалась бегством… Это была «Странная война».
Массовые расстрелы в польской столице прекратились, «интернациональное еврейство» теперь вовсе исчезло с улиц. Иногда только слышались звуки выстрелов, доносившихся из Гетто. Это всё-таки уже было существенным изменением, по сравнению с тем, что можно было видеть в самом начале оккупации.
Вечерний город ещё шумел. Молодые пары, дружеские компании, да и вообще просто одинокие прохожие заполняли улочки Варшавы. Можно было даже иногда услышать резкие и в какой-то степени режущие звуки машинных клаксонов. В ресторане всё это, конечно же, нельзя было услышать. Оконное стекло в сочетании с лёгкой и приятной музыкой попросту не давали уловить хотя бы малейший звук польской столицы.
Входная дверь резко открылась и во внутрь ввалилась шумная и кажется уже подвыпившая компания немцев. От этого Розетти чуть не подпрыгнула на месте. Оглядевшись по сторонам и последив где-то полминуты за входом, светловолосый открыла меню и начала выбирать.
- Дорогая, вижу, ты заскучала? – к столику финки плавно и не спеша подошла её мать в компании какого-то гитлеровца. – Вот Герр Швигер, познакомьтесь, это моя дочь Розетти. – женщина лёгким жестом руки указала немцу на девушку.
«Что это она ещё вздумала?» - эта было первое, что пронеслось в голове Ориккайнен младшей. Однако с кем бы ни решила познакомить её мать, в любом случае нужно было ответить подобающе воспитанию. Так что Розетти, хоть и не желал знакомиться ни с кем, была вынужденная хотя бы улыбнуться.

Прослушать или скачать Mein kleines Herz бесплатно на Простоплеер

@темы: [Seemann], Бастиан, Вторая мировая война, Зима 1940 года, Польша (Варшава), Розетти, Ролевая игра

00:24 

Эпизод 27

[Seemann]
В последний раз психология!
-…Разумеется, я всё помню. Завтра в семь, как и договаривались. Подожди, подожди. Давай ка ты мне всё остальное лучше завтра расскажешь, при встрече. Договорились? Тогда до завтра. – парень взглянул на экран телефона. Красное вечернее солнце слепило глаза, ничего не разглядишь. Бастиан на мгновение остановился и, закрыв часть экрана от света, ещё раз взглянул на теперь уже отчётливо видневшиеся на фоне какого-то пейзажа четыре цифры – 20:10. Двадцать минут. Проговорил целых двадцать минут. И ладно если бы по делу, так нет же, это был совершенно пустой разговор. Что самое интересное, так это то, что болтовню эту, с одной стороны совершенно бессмысленную, парень выслушивал с большим интересом. И от чего бы вдруг, неужели ему своих проблем не хватало? В чём смысл, можно было бы ведь и завтра все эти «важные» дела обсудить. Поразительно, как внимательно светловолосый выслушивал всё то, что он давно уже слышал и знает. Бастиан даже и не помнил, как очутился на другой улице и дошёл до перехода. Экран телефона резко загорелся. Прозвучала короткая мелодия, оповещающая о приходе сообщения. Парень даже как-то оживился. Хм… Интересно, кому же он сейчас понадобился?.. Хах, что и требовалось доказать – реклама, очередная реклама.
- Пф.. Ну и чёрт с ней. – Бастиан недовольно фыркнул и поспешил спрятать телефон в карман пиджака.
Светловолосый осмотрелся: дорога была свободна, вдали разве что можно было увидеть пару приближающихся машин, но ведь вдали. Несколько секунд и Швигер был уже на другой стороне. Вот и не большая аллейка с коротко выстриженным изумрудного цвета газоном, хах, прямо как футбольные газоны на «Туманном Альбионе». Высокие деревья, как обычно бывает при свете солнца, бросали на плиточные дорожки, да и на газон, длинные переплетающиеся друг с другом причудливые тени. Такую картину Бастиану приходилось наблюдать не раз. А если быть точнее, то практически каждый вечер, исключая все пасмурные и промозглые вечера, когда можно было наблюдать не большой летний дождик. К счастью погодка сегодня было солнечная и безоблачная. Как и полагается быть погоде в самое тёплое из всех времён года.
Бастиан продолжил путь уже с небольшой улыбкой на лице. Но только радовал его не пейзаж, который сейчас можно было наблюдать, а то, с чем сравнил он изумрудный газон этой аллеи.
- А почему бы и не сравнить, практически как две капли воды. Разве что только футбольные газоны в Англии выглядят немного лучше. Хотя, смотря на каком стадионе… - мысли светловолосого, как это с ним обычно бывает, унеслись сейчас чёрт знает куда. Теперь он думал и вовсе о прошедших трансферах Английской премьер лиги… И зачем? Хах, не понятно. Парень опять как-то отстранился от происходящего вокруг, ушёл в себя, и возможно, что и в таком состоянии дошёл бы и до дома, но нет, этому не суждено было случиться. Как назло включилась поливочная система газона. Прохладная вода брызнула на парня. И хоть никакого вреда, в общем-то, ему и не принесла, всё-таки заставила Швигера оставить свои раздумья. От неожиданности светловолосый, можно даже сказать, отскочил немного в сторону. Позади Швигера видимо кто-то шёл, но это он понял только после того как в буквальном смысле наскочил на идущего позади…

@темы: Ролевая игра, Земля, Вейрон, Бастиан, [Seemann]

Энтерос

главная