Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:24 

Анкета А́мона на проверку администрации.

[Seemann]
В последний раз психология!

ФАМИЛИЯ ИМЯ ОТЧЕСТВО
А́мон-Бе́рнард «Бернд» II Ди́тмар-Зайдель.
СУЩНОСТЬ
Даденгер | Андульгаунд.
ВОЗРАСТ
97 лет.
ОРИЕНТАЦИЯ
Гетеросексуал.
ПРОШЛОЕ/НАСТОЯЩЕЕ/СТРЕМЛЕНИЯ
Вступление:

Первым достоверным представителем рода считается Бернард «Бернд» I, который некогда владел замком Ди́тмар в юго-западной части Эридия. Считается, что именно в районе города Сиол-Мэйден, рядом с рекой Вэнья изначально и проживали первые Дитмары. Как уже можно было заметить, фамилия их происходит от названия родового замка. Играя роль аристократии, род долгое время был способен влиять на общество и законодательные структуры города. Однако на этом их сила не ограничивалась. Со временем, посредством женитьбы и по назначению правителя, один из Дитмаров, а именно, Гехинген III стал главным представителем судебной власти на территории города Сибул. Род Дитмар можно назвать родом потомственных военных, так как все его представители, не беря во внимания несколько исключений в виде младших сыновей, которые нашли себя в других сферах, как например тот же Гехинген III, были военными. В виду этого, не лишним будет отметить, что во время войны многие даденгеры этого рода погибали, так и не оставляя после себя наследников. Именно благодаря данному факту, их влияние во многих городах, а первым делом в Сиол-Мэйдене, было утрачено. В общей сложности некогда Дитмары имели шесть ветвей, сейчас же своё существование продолжает лишь одна из них – ветвь Дитмар-Зайдель. Её родоначальником считается Эрнст I, внук Гехингена III. Юность его прошла в Сибуле. Видя, что семейное состояние прибывает в упадке, будучи ещё пятнадцатилетним мальчиком, он решил, кем станет – офицером. Эрнст избрал военную службу, считая, что она сможет удовлетворить его тягу к приключениям и обеспечить безбедное существование. Таким образом, он не стал уподобляться своему деду и отцу, а принял решение следовать уже укоренившейся традиции рода Дитмар. Амбициозность и стремление во всем быть первым привели к тому, что со временем он получил звание генерала и широкую популярность в военных кругах. Если сам Эрнст дал лишь первый толчок на пути Зайделей к известности, то его потомки смогли воплотить эту мечту в реальность. В битве в пустыне Куарс на планете Биорторус, наравне с небезызвестным генералом Айс Кагулой одной из армий командовал не менее значимый генерал Эйхман Зайдель. Однако это только вершина айсберга, если здесь допустимо подобное сравнение. Лишь в знающих кругах военной и политической элиты были осведомлены о реальных заслугах потомков Бернарда I. К примеру, свою деятельность один из них начал в Аре внутренней безопасности. Приняв участие в разработке плана по созданию специальных отрядов «политической полиции», он достаточно быстро взобрался по карьерной лестнице. После того, как документ был одобрен, «полиция» должна была нащупывать врагов еще до того, как они сами осознавали свою опасность для власти, не говоря уже о проявлениях реального сопротивления. Деятельность этих «стражей порядка», таким образом, становилась ничем не ограниченной. Новая «полиция» насчитывала шесть отрядов, во главе которых стояли все шесть разработчиков плана. Это была не правительственная организация, а скорее личные войска каждого из шести управляющих. До тех пор пока всем им было выгодно использовать своих солдат для выполнения приказов правителя, они это делали. Деятельность всех шестерых представляла собой непрерывную цепь убийств. В борьбе за власть они занимались не только геноцидом других рас, но и уничтожением всех неугодных.
Если попробовать дать краткую характеристику роду Дитмар-Зайдель, то первым делом нужно обратить внимание на их девиз: «Жизнь — пустое. Цель важнее». Представителям этого рода свойственна расчётливость и амбициозность. Они никогда не признавали никаких этических ценностей, обладая холодным интеллектом и холодной душой. Не государство, а власть – их личная власть была их богом. Истина и добродетель не имели для них никакого значения. Их они рассматривали в качестве инструмента для приобретения еще большей власти. Все, что служило этому делу, и по сегодняшний день считается правильным и хорошим. Политика тоже была для них не более чем ступень на пути к власти. Размышлять о правомерности той или иной акции они считали глупым и подобными вопросами даже не задавались.
До окончания кровопролитного конфликта фамилия Зайдель была хорошо известна в военных кругах даденгеров, а её носители имели не малый авторитет. Однако, благодаря тому, что во многом все они ассоциировались с геноцидом остальных рас, в мирное время и, конечно же, не без действий со стороны нового правителя, значение потомков Бернарда I значительно ослабло, а в некоторых вопросах и вовсе снизилось до минимума. Однако в наше время их значение стало расти, так как на престол вступил очередной наследник, но в этот рас со старыми идеями.
***
Амон родился в Потэстэм-Эридус. Его отец, начальник Штаба оперативного руководства Верховного командования армии, генерал-полковник Экберт Зайдель, был вынужден бросить действующую военную службу, для того, что бы жениться на девице из простой семьи фермеров по имени Эрнста. Девушка не достигла в жизни больших успехов и уже к моменту замужества сменила множество занятий. Ей ничего не удавалось, и, в конце концов, все её амбиции оказались связаны с высоким положением, которого достиг её муж.
Амон - единственный ребёнок в семье, но он был не так уж и «счастен». Его одевали, как принца, тратили кучу денег на гувернанток и личных учителей, ему прочили великую военную карьеру, но вокруг него шла война, а театром военных действий была спальня его матери и отца. Мальчик больше всего хотел убежать от ночных ссор своих родителей, лежавших в одной постели. Ночи напролёт он слушал, как его мать произносит, шепчет и выкрикивает: «Врёт!». Вероятно, она была права. Страх, который внушило даденгеру это слово, вгрызся в его подсознание и вызвал первые детские кошмары.
Начальную школу он посещал в родном городе. Выписки из школьного дневника могут свидетельствовать о больших успехах юного Зайделя. Однако учитель охарактеризовал его как избалованного мальчика, подозрительного и склонного к вранью, а в конце учебного года высказался о нем, как о «резвом, живом и склонном к распущенности». Физически Амон был силён и, наверное, именно поэтому участвовал во всех шалостях своих товарищей. Отец, будучи военным, достаточно жёстко воспитывал сына и не сложно догадаться, что в детстве мальчика часто наказывали. Зная этот факт, просто нельзя не понять, от чего же теперь Амон всё-таки такой скрытный. Впрочем, характер у даденгера с детства был неровным. В его поведении можно было отметить много странного. С ранних лет он увлекался фантастическими планами и проводил психологические опыты над самим собой. Не редко создавал себе существ, которые следовали за ним всюду, а он разговаривал с ними днём и ночью.
Последующие школьные годы Амон провёл в школе на карликовой планете Далмена, где была сосредоточена наука Эридия. Там он отличался упрямством и стремлением как-то выделиться среди остальных учеников. Это было вполне обосновано, так как со стороны своего отца он зачастую хорошего не слышал. Вопреки воле Экберта, который хотел сделать из сына офицера, юный даденгер всегда мечтал о карьере писателя. Глава семьи не смог признать сделанного Амоном выбора и вскоре это переросло в настоящую войну между отцом и сыном.
«Ничто не вредит чувству безопасности сильнее, чем нападение в собственном доме. Да, он напал на меня! В детстве я этого не мог осознать, и мне лишь казалось, что у меня просто строгий папа. Он контролировал меня во всём. Со временем я даже понял, каково это — когда ты боишься собственных мыслей. Он просто давил меня своим авторитетом. Выставлял идиотом…» (с)
После окончания школы Амон предпочёл изучение гуманитарных наук. В университетах Потэстэм-Эридус, Сибула, Фитии, южного Арнуса и планеты Далмены он изучал философию, историю, литературу и лингвистику. В Дальменском университете под руководством профессора Рэнрида Гара, Зайдель защитил диссертацию, посвящённую романтической драме, и приобрёл учёную степень.
Впрочем, вскоре, по воли отца, Амону пришлось стать помощником в административной части полицейского управления города Ангис. Через некоторое время он был переведён в службу безопасности управления полиции, где в его компетенцию входили наблюдение и борьба с противниками власти. Со своей учёной степенью даденгеру пришлось работать в среде тех, у кого зачастую и свидетельства о среднем образовании не имелось. Подобное унижение со стороны отца заметно отразилось на психологическом состоянии Амона.
«Долгие годы отец пытался доказать мне, что я ненормальный. Мой сын болен, и ему нравится быть больным — так на него обращают внимание, – говорил он чуть ли не каждому встречному. Сработало. В конце концов, это сработало. Я совершенно точно стал ощущать себя ненормальным. Согласился копаться целыми днями в дерьме, лишь бы угодить старику – ну не больной ли я после этого?» (с)
Воспитание даденгера во многом очень повредило ему. Этот упрёк относится к множеству личностей. Здесь родители Зайделя, кое-кто из родственников, из учителей, некоторые посетители семейного замка, затем люди, которых он лишь однажды встречал на улице, и какие-то еще, которых он сейчас не сможет припомнить, и, наконец, такие, на уроки которых он, чем-то отвлекшись тогда, вообще не обратил внимания, — короче, их так много, что надо следить, как бы не упомянуть дважды одного и того же. Амон слушал их предостаточно, и, так как большинство из возражений он не сумел оспорить, мне приходится включить и их в счёт и сказать, что эти возражения тоже во многом повредили ему. «Мы родом из страшного детства» - это, кажется, в точности про Амона.

Начиная с определенной точки, возврат уже невозможен. Этой точки надо достичь.
Франц Кафка


«Я всегда мечтал стать писателем, впрочем, до определённого момента это желание было лишь моей ребяческой фантазией. Когда же жизнь более перестала меня удовлетворять, я ничего другого не придумал, как вернуться к своей детской мечте и спустя столько лет заняться её осуществлением всерьёз. В течение своей жизни я не смог написать ничего такого, чем был бы доволен и я надумал снова поговорить с самим собой. На это я ещё способен. Мое состояние на тот момент было не состоянием «несчастности», но и не счастья, не равнодушия, не слабости, не усталости, не интереса к чему-то. Я не мог понять, что же оно такое. Это обстоятельство было связано, вероятно, с моей неспособностью писать. Я её, кажется, ощущал, не зная причины. Я не мог удержать вещей, возникающих у меня в голове, что уж можно было говорить о перенесении их на лист бумаги. Я мог описывать лишь то, что я некогда сам прошёл в своей жизни, но, увы, моя жизнь была ужасно скучна! Тогда-то мне и пришла мысль об убийстве. Казалось, сродни детективу у меня выйдет что-то написать, впрочем, в этом я ошибся…
Столько убийств совершается потому, что жертвы доверяют тем, кто приходит в дом, просит о помощи или даже сам её предлагает… Я не стал отступать от статистики, к тому же решил, что в написании моего романа мне должен помочь кто-то из близких. Выбор почти сразу пал на одну из моих хороших знакомых - Арнаэль. Закончить нашу историю отношений её смертью показалось мне интересной задумкой, и вскоре я так и сделал. Убийство само по себе меня не беспокоило, я сомневался лишь в одном – смогу ли об этом написать?..» (с)

Итак, Зайдель убивает девушку, ряди того, что бы впоследствии положить историю их взаимоотношений в сюжет своего произведения, в конце которого, представительница прекрасного пола должна умереть (как это и случилось в действительности).
Не сложно догадаться, что к убийству Амон тщательно готовился, ведь главное в этом деле – избежать ответственности. Привилегии, которыми он пользовался, как представитель рода Дитмар-Зайдель и, конечно же, работа, грубо говоря, в полиции, которой он мог грамотно воспользоваться в любой момент, несомненно, играли ему на руку, однако этого было недостаточно.
«Улика может быть такой маленькой, что, даже держа её в руках можно не заметить. Несколько жёлтых или красных ниточек от ковра и волосков – всё… Волокна проанализировали, что бы определить их состав, а потом сверили с базой данных и узнали производителя ковра, но это не помогло. Волоски, обнаруженные на теле моей знакомой, соответствовали синтетическим коврам, которые производились в Саурусе и продавались по всему западу Эридия...
На теле Арнаэль так же было найдено два тёмных волоса, определённо не её, один из которых явно принадлежал животному, обитающему на Нонтенгаре. Этот волос озадачил всех…
Отпечатков пальцев не было, орудия убийства тоже. Однако в процессе следствия определили, что «удушение было долгим и возможно жертву мучили, но удары, нанесённые после смерти предположительно ножом, едва повредили кожу». Всё указывало на неряшливый характер преступления. Следствие определило профиль преступника, как очень неорганизованного. Он малообщительный, а его средний уровень развития – не образован. Живёт один. Ограниченное отношение с женщинами. В итоге, это натолкнула на заключение о том, что нападение было спонтанным и не запланированным. Этого я и добивался». (с)

Ни одна улика не привела к подозреваемому, к тому же, «по зову службы» в расследовании принял участие и сам Амон, как бы парадоксально это не звучало, впрочем, на подобное даденгер и рассчитывал. Его временно сделали помощником детектива, а он в свою очередь лишь грамотно воспользовался предоставленным шансом. Со временем дело было окончательно запутанно и расследование остановили.
Роман так и не был закончен, не смотря на то, что на его написание Зайдель потратил чуть больше года. Под псевдонимом Кауц Фэ́рнэ парочка глав всё же была опубликована, однако со временем даденгер зашёл в тупик, и мысль о написании законченного, состоятельного произведения ушла на второй план, а впоследствии и вовсе исчезла.
Не смотря на полную неудовлетворённость работой, Амон продолжал движение по карьерной лестнице. С недавнего времени он стал старшим секретарём-криминалистом, впрочем, не бросив при этом свою писательскую деятельность. На его счету, а если быть точнее, то на счету Кауца Фэрнэ три новеллы, однако этим всё его творчество не ограничивается. Большей частью своих произведений, которых, правда, не так уж и много, Амон попросту не доволен, так что в предоставлении их редакции даденгер не видит смысла.

Комментарии
2015-09-05 в 20:56 

Delallador
Человек всегда лишь эпигон героев собственных фантазий. (с)
Мммм, восхитительно *О*
Вопросов нет, ошибок по миру тоже, только конец не много не понял, он пишет книгу, так он убил свою знакомую в реальности или в книге? ))

URL
2015-09-05 в 21:37 

[Seemann]
В последний раз психология!
Он убил свою знакомую в реальности, ради того, что бы впоследствии положить историю их отношений в сюжет романа (всё должно было закончиться убийством девушки). В итоге, за неимением, грубо говоря, фантазии произведение не было закончено (опубликовали лишь несколько глав). После Амон написал пару рассказов (об этом ещё будет упоминаться в биографии) и сейчас продолжает писать. В общем, раз уж я так непонятно сформулировал свои мысли, всё будет исправлено.

2015-09-05 в 21:42 

Delallador
Человек всегда лишь эпигон героев собственных фантазий. (с)
[Seemann], тогда стоит добавить, как он ушел от ответственности, стоит указать, что убийство конечно расследовалось, но явно Амон был умен и его не заподозрили, да и власть играет ему на руку))))

URL
2015-09-05 в 21:48 

[Seemann]
В последний раз психология!
Delallador, Без этого, думаю, теперь никак.

2015-09-05 в 21:50 

Delallador
Человек всегда лишь эпигон героев собственных фантазий. (с)
[Seemann], ага, скажи, как поправишь! :)

URL
2015-09-06 в 01:08 

[Seemann]
В последний раз психология!
Delallador, Готово.

2015-09-06 в 12:29 

Delallador
Человек всегда лишь эпигон героев собственных фантазий. (с)
[Seemann], ну, пока окей. Когда будет полный шаблон - разберемся со всей анкетой.

URL
2015-09-09 в 20:48 

[Seemann]
В последний раз психология!
Delallador, Ага, только это не окончательный вариант биографии. В таком виде она меня не устраивает, так что кое-что я ещё буду добавлять, а кое-что может быть вообще вырежу.

2015-09-09 в 21:53 

Delallador
Человек всегда лишь эпигон героев собственных фантазий. (с)
[Seemann], ок :з

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Энтерос

главная